rus РУССКИЙ   eng ENGLISH   
 
 
 
НОВОСТИ
СТАТЬИ О СЛУХЕ
ЯЗЫК ЖЕСТОВ
ПИШУ О СЕБЕ
ШКОЛЫ И ИНТЕРНАТЫ
АССОЦИАЦИИ ГЛУХИХ В МИРЕ
ГЛУХИЕ И СЛАБОСЛЫШАЩИЕ
ОНЛАЙН ИГРЫ
СУБТИТРЫ К ФИЛЬМАМ
АУДИОМЕТРИЯ


 
 


 
ПОИСК ПО САЙТУ





Слепота и глухота не помешали мне найти свое место в жизни

С рождения я была практически глухой, но научилась жить в мире слышащих. Когда я училась в колледже, мне сообщили, что я ослепну, и эта весть глубоко потрясла меня. Мой заботливый преподаватель дал мне почитать статью о том, как жить, лишившись зрения и слуха. Мне в глаза сразу бросилась фраза, что слепоглухие — это самые одинокие люди на свете. Я расплакалась.

Я РОДИЛАСЬ в городе Де-Мойн (США, штат Айова) 11 июля 1954 года и была единственной дочерью Дейла и Филлис Ден Хартог. Мои родители не знали, что они оба были носителями гена, вызывающего заболевание под названием синдром Ашера. Это заболевание характеризуется врожденной глухотой и прогрессирующей потерей зрения.

Вначале родители и не подозревали, что у меня есть проблемы со здоровьем. Иногда я реагировала на звуки, возможно оттого, что могла немного слышать звуки низких частот. Но когда я достигла возраста, в котором дети начинают говорить, и не заговорила, они поняли, что у меня серьезные проблемы. Когда мне было три года, врач определил, что у меня глухота.

Это известие подействовало на родителей угнетающе. Но они решили дать мне самое лучшее образование, которое только возможно при таких обстоятельствах. Меня отдали в хороший садик для детей, имеющих проблемы со слухом. Но поскольку я была почти глухой, мне там было очень плохо. Иногда от отчаяния я билась головой об стену.

Жизнь в спецшколе

Родители решили отдать меня в интернат при Центральном институте для глухих (ЦИГ) в Сент-Луисе (штат Миссури). Хотя это стоило им больших денег и им было нелегко согласиться с тем, что пятилетняя дочка будет жить вдали от них, они рассудили, что это лучший способ помочь мне. В то время мы с родителями не могли общаться.

Я смотрела, как мама собирает мои вещи и укладывает их в багажник машины. Дорога показалась мне бесконечной. Я помню, как в ЦИГе я увидела других маленьких девочек без мам и подумала, что меня здесь, должно быть, не оставят, потому что у меня есть папа и мама. Когда родителям уже нужно было уезжать, они попытались объяснить мне, что приедут через несколько месяцев. Я плакала не переставая и так крепко держалась за них, что воспитательнице пришлось оттащить меня, чтобы дать родителям возможность уйти.

Я почувствовала себя брошенной. Оставшись вместе с другими девочками, в свою первую ночь в школе я пыталась утешить одну плакавшую девочку, делая вид, что говорю с ней, хотя в то время я еще не умела говорить. Воспитательница отругала меня и поставила между нами перегородку, чтобы мы не могли общаться. С тех пор эта перегородка была там постоянно. Такая изоляция действовала на меня угнетающе.

Постепенно я поняла, что все мы оказались здесь потому, что не могли слышать. Наверное, мои родители отдали меня в это учреждение из лучших побуждений, но в то время я думала по-другому. Мне казалось, что я попала сюда потому, что не смогла ходить в садик. На этот раз я решила старательно учиться, чтобы в один прекрасный день меня забрали домой.

В ЦИГе давали прекрасное образование. Нам не позволяли говорить на жестовом языке, а учили читать по губам и говорить. Мы изучали все предметы, которые преподают в обычной школе. Хотя я знаю, что многим глухим детям трудно учиться без жестового языка, у меня это получалось. Используя слуховые аппараты, я научилась понимать речь людей по движению губ и приглушенным звукам. Большинство слышащих людей начали понимать мою речь, хотя она была далека от совершенства. Родители и учителя были очень довольны моими успехами, но я по-прежнему хотела домой.

Каждые летние каникулы я умоляла родителей позволить мне остаться дома и ходить в школу в Айове, но там не было школ со специальной программой для глухих. Когда я уезжала обратно в интернат, мама каждый день писала мне письма и вкладывала в конверт жевачку. Я очень дорожила этим подарком, потому что чувствовала, что так мама выражала свою любовь. Я не жевала жевачку, а хранила ее и доставала только тогда, когда особенно скучала по родителям.

Снова дома — и снова проблемы

Когда мне было десять лет, меня наконец-то забрали домой. Я была так счастлива, что опять оказалась со своей семьей и обрела покой в уютном родном доме! Я стала ходить в Де-Мойне в специальную школу для детей с потерей слуха. Со временем меня перевели в обычный класс, потому что я хорошо читала по губам и научилась внятно говорить. Но теперь возникли новые трудности.

В интернате ЦИГа я находила общий язык с другими глухими детьми. Но теперь мне было трудно уследить за разговором сразу нескольких людей, моих способностей на это не хватало. Поэтому одноклассники не принимали меня в свой круг. А мне так хотелось найти себе друзей!

В поисках общения я стала дружить с мальчишками-подростками и попадать в опасные ситуации. Я не умела отказывать. Когда мне было 14 лет, меня изнасиловали, но я никому не рассказала об этом. Хотя родители всегда относились ко мне с любовью и заботой, я чувствовала себя изолированной и ненужной.

С помощью слухового аппарата я могла слушать музыку, но выбирала записи сомнительного содержания. Я слушала рок-музыку, которую часто называют «кислотой». Также я пристрастилась к марихуане и все больше чувствовала себя отверженной. До сих пор с глубоким сожалением я вспоминаю свое поведение в те трудные годы и то, сколько боли оно причинило моим родным и мне самой.

Попытки улучшить свою жизнь


В течение всего того периода у меня была неутолимая жажда знаний и тяга к творчеству. Я все время читала, рисовала, шила и вышивала. Я хотела, чтобы моя жизнь была не такой пустой, как у тех моих друзей, которых интересовали только наркотики. Поэтому я поступила в обычный колледж неподалеку от дома, где обучали рисованию. Приблизительно в то же время я решила выучить жестовый язык — мне не хотелось оказаться в стороне от жизни.

Потом я перешла в Национальный технологический институт глухих в Рочестере (штат Нью-Йорк), где моей специализацией стала керамика. Хотя зрение ухудшалось — а мне так не хотелось это признавать,— я ощущала, что моя жизнь движется в правильном направлении. Но преподаватель в институте заставил меня посмотреть в лицо фактам, сказав, что скоро я ослепну.

В институте не было условий, подходящих для моего состояния, поэтому мне пришлось уйти оттуда. Что же теперь делать? Хотя меня страшила мысль о предстоящей слепоте, я решительно настроилась найти способ жить независимо и не стать одной из тех, кто назывался в статье «самыми одинокими людьми на свете». Я вернулась домой в Айову, научилась читать шрифт Брайля и пользоваться тростью для слепых.

Переезд в Вашингтон

Университет имени Галаудета в Вашингтоне — единственное в мире учебное заведение, в котором гуманитарные науки преподаются глухим. Там также есть условия для обучения слепоглухих студентов. Я поступила в этот университет и в 1979 году с отличием закончила его. И снова успехи в учебе принесли мне большую радость.

И все-таки я по-прежнему ощущала свою изолированность от других людей. Хотя зрение постоянно ухудшалось, я выучила жестовый язык и почувствовала себя своей среди других глухих людей. Я говорю на том же жестовом языке, что и другие глухие. Но некоторые из них стали избегать меня, поскольку, чтобы понять говорящего, мне приходится держать его руки в своих. Я стала терять надежду стать своей в каком-нибудь кругу людей.

В поисках истинной религии

Раньше религия не приносила мне утешения. В колледже, хотя у нас и были уроки религии, я не получила ответов на многие вопросы. Окончив колледж, я продолжала искать на них ответы. Но теперь меня не удовлетворяло то общение, которое у меня было, и я начала молиться Богу о руководстве.

В 1981 году я опять поехала в Университет имени Галаудета, чтобы получить степень магистра реабилитационной психологии. Я продолжала молиться, чтобы Бог помог мне найти истинную религию. Несколько человек предлагали мне пойти в их церковь, но по тем или иным причинам ни разу не брали меня с собой. Потом я познакомилась с Биллом, который нормально слышал и видел и тоже учился в аспирантуре. Случайно он узнал, что я, как и он, интересуюсь Библией, и рассказал мне, что очень много ценной информации он узнаёт от Свидетелей Иеговы.

Как и многим другим глухим людям, мне казалось, что Свидетели Иеговы — это какая-то еврейская секта. Билл заверил меня, что это не так, и сказал, что лучший способ узнать о них — пойти на одну из их встреч. На самом деле мне вовсе не хотелось идти к ним, но я вспомнила о своих молитвах. С неохотой я все-таки согласилась пойти туда, но при условии, что мы будем сидеть в последнем ряду и сразу же уйдем, если на нас начнут оказывать давление.

Чувствую себя как дома

Я очень нервничала, когда мы ехали на собрание. На нас обоих были надеты синие джинсы и фланелевые рубашки. Мы немножко опоздали, но я была этому даже рада, потому что нам не пришлось ни с кем разговаривать перед началом встречи. Поскольку я не слышала и не видела, Билл подробно переводил мне все. Хотя я до конца не понимала, что происходит, меня поразили две вещи: выступавший часто пользовался Библией и дети, сидевшие со своими родителями, принимали активное участие в обсуждении. По окончании программы нас тепло поприветствовали и вовсе не оказывали давления, несмотря на наш внешний вид и другой цвет кожи.

Мы были единственными белыми в Зале Царства. Хотя я думала, что у меня нет никаких предубеждений против чернокожих людей, сначала я чувствовала себя среди них неловко. Но весть о библейской истине настолько привлекла меня, что это не стало для меня препятствием. Мы стали регулярно ходить на встречи. Еще большей для меня трудностью было то, что в собрании не было глухих людей. Поэтому, когда мы услышали, что в другом собрании есть несколько глухих, мы стали ходить туда. И в новом собрании мы снова были единственными белыми. И все же опять чувствовали себя как дома.

Мы согласились изучать Библию. Наконец-то я нашла ответы на свои вопросы! Я не всегда понимала эти ответы сразу, но они были основаны на Писании. Постепенно исследования и размышления помогли мне прийти к пониманию библейских истин. Впервые в жизни я почувствовала себя близкой к Иегове — истинному Богу. В то же время становилась все более крепкой и наша дружба с Биллом. Я знала, что нравлюсь ему, и тем не менее очень удивилась, когда он предложил мне выйти за него замуж. К счастью, я приняла правильное решение. Билл крестился вскоре после нашей свадьбы, а я через несколько месяцев после него — 26 февраля 1983 года.

Наконец я нашла то, что искала!

Сначала я боялась, что буду чувствовать себя одинокой в собрании, поскольку в нашем собрании было всего лишь два глухих человека и у них не было опыта общения со слепоглухими. Но я ощущала теплоту и заботу братьев и сестер несмотря на то, что сначала не могла общаться с ними без помощников. Это меня очень огорчало. Часто я была удручена и чувствовала себя одинокой. Но добрый поступок какого-нибудь брата или сестры согревал мне сердце и поднимал настроение. Билл также поощрял меня делать больше в служении и просить Иегову в молитвах, чтобы в собрание приходило больше глухих.

Я решила завести собаку-поводыря, чтобы меньше зависеть от других. Собака тоже помогла мне избавиться от чувства оторванности. Когда Билл был на работе, я могла пойти в Зал Царства, чтобы оттуда вместе с другими отправиться в служение. За многие годы у меня сменилось четыре собаки-поводыря, и каждую из них мы считали членом семьи.

Хотя собака была хорошей помощью, мне хотелось общаться с людьми еще больше. Со временем Иегова благословил наши усилия найти глухих, которые хотели бы изучать Библию. Интерес к истине среди глухих возрос настолько, что в Вашингтоне было образовано собрание на жестовом языке. Наконец-то я могла общаться со всеми членами собрания!

Билл соответствовал требованиям для старейшин, и его назначили председательствующим надзирателем в собрании на жестовом языке. Мне очень нравилось проводить библейские изучения с глухими и слепоглухими людьми, многие из которых теперь служат Иегове полновременно. Я также обучала слышащих сестер жестовому языку, чтобы они могли более эффективно проповедовать, встречая в служении глухих.

Время испытаний


В 1992 году я впала в глубокую депрессию: дали о себе знать последствия насилия, перенесенного в юности. Несколько лет я почти ничего не могла делать. Я была буквально парализована — не потому, что была глуха и слепа, а из-за сильного душевного смятения. Много раз я думала, что не смогу пойти на собрание или в служение, и молила Иегову, чтобы он дал мне сил сохранять преданность ему. Несмотря ни на что, в эти мрачные для меня годы я редко пропускала встречи собрания и регулярно проповедовала (Матфея 6:33).

В 1994 году мы переехали в Ванкувер (Канада, Британская Колумбия), чтобы помочь в организации нового собрания на жестовом языке. Переезд дался мне нелегко. Нужно было покинуть хорошо знакомый город и многих близких друзей. И хотя я еще не вышла из депрессии и меня по-прежнему одолевали страхи, радость оттого, что в Ванкувере образовывалось новое собрание, оказалась больше всех жертв, связанных с переездом. У меня появились новые друзья, и теперь я чувствую себя здесь как дома.

Благословения нашего любящего Отца

В 1999 году мы с мужем и еще два Свидетеля ездили на полтора месяца на Гаити, чтобы помочь местным братьям проповедовать глухим. Сотрудничая с филиалом Свидетелей Иеговы, мы проводили уроки языка жестов для членов местного собрания и проповедовали с ними глухим, которым еще не предоставлялась возможность услышать об истине. За несколько недель мы начали более 30 библейских изучений! Я вернулась домой с еще большим желанием служить и в сентябре 1999 года начала полновременное служение. Благодаря помощи Иеговы, моего дорого мужа и заботливого собрания приступы депрессии больше не лишают меня радости.

За годы, проведенные в служении Богу, я ощутила, как милосерд Иегова (Иакова 5:11). Он заботится обо всех своих служителях, но в особенности о тех, кто страдает от физических недугов. Благодаря его организации я получила «Перевод Нового Мира Священного Писания», а также многочисленные пособия для изучения Библии, напечатанные шрифтом Брайля. Мне нравятся конгрессы на жестовом языке. В собрании мне помогают с тактильным переводом (рука переводчика находится в моей руке), и я могу участвовать в деятельности собрания. Несмотря на двойную инвалидность, я нашла свое место в жизни — среди народа Иеговы. Я могу не только получать, но и давать, и это приносит мне огромную радость (Деяния 20:35).

С нетерпением жду, когда в новом мире Иеговы ко мне возвратятся слух и зрение. А сейчас у меня есть всемирная семья, состоящая из миллионов духовных братьев и сестер, поэтому я вовсе не одинокий человек. Все это благодаря Иегове, который обещал не оставить и не покинуть меня. Несмотря на все трудности, я могу сказать: «Господь мне помощник, и не убоюсь» (Евреям 13:5, 6)

На фото - Джанис с мужем Биллом

Рассказала Джанис Адамс



Источник: журнал Пробудитесь! 2001 г., 22 апреля
Аудиометрия | Как оплатить | Контакты | Карта сайта | Правила сайта