rus РУССКИЙ   eng ENGLISH   
 
 
 
НОВОСТИ
СТАТЬИ О СЛУХЕ
ЯЗЫК ЖЕСТОВ
ПИШУ О СЕБЕ
ШКОЛЫ И ИНТЕРНАТЫ
АССОЦИАЦИИ ГЛУХИХ В МИРЕ
ГЛУХИЕ И СЛАБОСЛЫШАЩИЕ
ОНЛАЙН ИГРЫ
СУБТИТРЫ К ФИЛЬМАМ
АУДИОМЕТРИЯ


 
 


 
ПОИСК ПО САЙТУ





Ирина Кириченко: «Муж посвятил свою жизнь мне…»

Ирина Кириченко: «Муж посвятил свою жизнь мне…» Версия для печати Отправить на e-mail
18.02.2010

До Дня святого Валентина и перед началом Х зимних Паралимпийских игр корреспонденту журнала Life&Sport magazine удалось побеседовать с экс-капитаном национальной паралимпийской сборной Украины по зимним видам спорта Ириной Кириченко. История жизни и любви многократной чемпионки мира по паралимпийским лыжным гонкам и биатлону и… адаптированной гребле Ирины Кириченко и ее мужа Сергея потрясает своей глубиной. Благодаря таким историям, начинаешь верить в чудеса….

Ибо крепка, как смерть, любовь
(«Песнь песней»)

Ирина Кириченко – энергичная и симпатичная женщина. Кажется, что она гораздо здоровее многих своих ровесниц с потухшими глазами, погрязшим в болезнях и проблемах. Трудно даже представить, что Ирине несколько лет назад дали пожизненно I группу инвалидности. Врачи считали, что бывшая профессиональная спортсменка уже никогда не вернется к полноценной жизни. Единственным, кто верил в нее, был муж. Благодаря его любви и поддержке, Ирина Кириченко не только победила страшный недуг, но и стала известна во всем мире своими победами на многих чемпионатах мира по зимним паралимпийским видам спорта, а с 2008 года – по летним - паралимпийской гребле …

Ирина вспоминает о прошлом без тени горечи в голосе. Но все же порой становятся слышны печальные нотки – во время рассказов о пережитых страданиях и некомпетентности врачей…

«…Я - профессиональная спортсменка, еще при Союзе закончила факультет физвоспитания Черкасского педагогического института. Была в сборной Украине по спортивному ориентированию, параллельно работала старшим тренером Днепропетровской области в детско-спортивной школе. Мне было 24 года, когда во время одного из соревнований в горах я упала. После этого в грудном отделе позвоночника образовалась гематома, которая превратилась в опухоль, и воспрепятствовала нормальной циркуляции спинномозговой жидкости. В один из дней все от груди и ниже было парализовано. Можете себе представить, что я чувствовала: вчера я была спортсменкой высокого уровня, а сегодня стала «живым трупом»!.. Это было настоящим шоком. Страшно вспомнить ощущение, когда лежишь без движения, и половины себя просто не чувствуешь, словно ее отрезали. Случилось это на пике спортивной формы, вскоре после моей свадьбы. Уже на свадьбу меня отпустили из госпиталя, хорошенько накачав обезболивающими…

Сергей – тоже профессиональный спортсмен. Когда со мной все это случилось, он готовился к «Динамиаде» за рубежом. В сборную Союза было очень трудно пробиться, но он сумел. Когда ему сказали, что я в реанимации, Сергей в тот же день бросил сборную и примчался ко мне. А когда меня перевели в общую палату, он фактически стал моей сиделкой и моим массажистом (ведь почти все профессиональные спортсмены владеют техникой массажа)… Я никогда не думала, что мышцы без движения атрофируются так быстро. Хватило суток, чтобы мои накачанные мышцы бедер и голеней превратились в тряпки, болтающиеся на костях. Я даже стеснялась смотреть на них.

Мужа я тоже стеснялась – мы ведь только-только поженились. Высококачественных колясок тогда не было, да и мне было до смерти стыдно сесть на коляску. Поэтому Сережа носил меня на руках по квартире. Он был тогда и моими ногами, и руками. Я, наверное, не смогла бы так, как он… В то время я мечтала тогда только об одном – чтобы самой дойти до туалета. Закатывала страшные истерики – думала, что больше никогда не поднимусь, что все кончено, хотела умереть. Но Сергей все сносил, предлагая попробовать новые методики, новые упражнения. Не помню, чтобы он хоть раз выказал стеснение по поводу того, что у него такая жена. Не помню, чтобы он хоть раз брезгливо отнесся к чему-либо. За 25 лет, в течение которых мы вместе, он меня ни разу даже Иркой не назвал – только Ирочкой. У меня такое чувство, что Сережа посвятил всю свою жизнь мне…

Прошло месяца четыре, в течение которых я ходила и бегала – но только мысленно. И вот, наконец, сумела пошевелить большим пальцем на ноге. Это было чудом!!! А потом мой организм понемногу стал восстанавливаться, и через год я уже ходила, хоть и считала себя слабоватой.

Знаете, в Евпатории вот уже более шести лет работает очень хороший центр для людей с инвалидностью – «Национальный центр параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов», в котором людей учат, как жить со своими ограничениями, особенно как раз после пережитой трагедии и полученной травмы: самостоятельно покорять всевозможные архитектурные барьеры - бордюры, лестницы; передвигаться в рамках до сих пор недоступных стандартных квартир; учиться заново воспринимать себя, свое новое положение, тело, ухаживать за собой - пользоваться туалетом, девочек даже учат заново пользоваться косметикой! Ведь для многих девочек, у кого есть травмы шейного позвонка, просто взять в руки помаду и простую тушь для глаз становится настоящим испытанием... Но если такой человек, возвращаясь в повседневную жизнь, сталкивается с неверием в его силы родных и близких, ему не поможет никакая реабилитация. Мне же всегда было комфортно: в меня верили все! Со всех концов страны друзья передавали мне приветы, присылали огромные букеты цветов, желали здоровья, подбадривали, многие из них приходили к нам домой, предлагали помощь. Я поднялась во многом благодаря этой поддержке…

…Моя беременность, которой я ждала так долго, неожиданно дала новый толчок росту опухоли. Даже в страшном сне мне не могло присниться, что весь этот ад мне придется пройти заново. На двадцатой неделе, когда ребенок уже зашевелился, меня снова парализовало. Врачи сказали, что если плод продолжит расти, у меня не останется шансов выжить. Аборт было поздно делать, пришлось вызывать искусственные роды. Потом снова была тяжелейшая операция, во время которой врачи спилили кость, в которой росла опухоль, облучив, ее, чтобы исключить возможность рецидива. После этого облучения моя иммунная система практически не работала. И едва выкарабкавшись из одной болезни, я попадала в другую.

Врачи смотрели на меня как на жертву, жалели, и все были уверены, что муж вскоре бросит меня. Мне тогда категорически запретили рожать… Но муж меня не бросил, и через три года после операции у меня родился сын, а еще через несколько лет – второй. Осложнений, к счастью, не было, я даже на учет не становилась, боясь, что мне могут запретить рожать. Врачи до сих пор не знают, что у меня двое детей…

…А потом я познакомилась с Валерием Сушкевичем, ныне президентом Национального паралимпийского комитета Украины. Мы вместе выступали на чемпионате СССР по плаванью. Он плыл брасом, а я – кролем. Когда Валерий Михайлович стал развивать зимние виды спорта, то предложил мне попробовать себя в них. Когда на первых сборах в Тысовце я впервые в жизни встала на лыжи и сделала три шага, то три раза упала. А через десять дней уже выступала на чемпионате Европы в Тобольске – в лыжных гонках. На той десятикилометровой трассе я падала несметное количество раз: ведь трасса-то была для здоровых спортсменов. У меня потом болело все тело… Наша команда новичков-энтузиастов («желторотиков» - как нас называли именитые тогда спортсмены-паралимпийцы с Норвегии, Швеции, Германии) во главе с неиссякающим оптимистом Валерием Сушкевичем тогда была впервые на подобного рода соревнованиях. Именно поездка в Тобольск была не только дебютной для меня и всех спортсменов-паралимпийцев, но и решающей. Благодаря этому выступлению, методом проб и ошибок, мы получили лицензию на выступление в дебютной для Украины Паралимпиаде-1998 в Нагано. Через год наша сборная привезла с этих Игр девять паралимпийских медалей… Забегая наперед, скажу, что уже на третьей для Украины ІХ зимней Паралимпиаде в Турине наша паралимпийская сборная команда стала третьей в мире по количеству золота и второй – по общему количеству наград!!! Бывшие «желторотики» вошли в тройку лидеров зимней Паралимпиады! И я горжусь, что в этой победе украинского паралимпийского спорта есть и моя частичка труда, мое сердце, моя жизнь!..

Вспоминая те дни, когда мне предложили всерьез заняться паралимпийским спортом, я уже тогда понимала, что большую часть времени мне придется проводить на сборах и соревнованиях, далеко от дома. Младшему сыну было всего два года, старшему – семь. Я посоветовалась с Сережей, и он сказал мне: «Если у тебя есть такая возможность, попробуй»… Готовясь к Паралимпиаде в Нагано, я приезжала домой на два-три дня, а потом снова уезжала куда-то на несколько месяцев. Все детские болезни и проблемы свалились на плечи моего мужа, но он ни разу не упрекнул меня в этом. Более того, он оплачивал все мои поездки на сборы, которые в то время, когда мощная теперь система паралимпийского спорта только зарождалась в Украине, были дорогим удовольствием. Сергей сам и готовил, и стирал, и вставал по ночам к детям. Моя племянница, увидев, как относится ко мне, однажды сказала: «Таких мужчин, как дядя Сережа, больше нигде нет. И надо же было, чтобы этот единственный достался именно вам…»

Перед первой Паралимпиадой в Нагано мы долго тренировались за границей. А потом через Борисполь полетели в Японию. Сергей специально шесть часов гнал машину из Днепропетровска по гололеду, чтобы побыть со мной полчаса между рейсами. Девочки из нашей команды тогда удивлялись: «Ладно бы это был твой любовник или влюбленный восемнадцатилетний мальчик, а это – муж! Мало того, что он мчался сюда через полстраны, он, чтобы полчасика посмотреть на тебя, оставил чужим людям двоих маленьких детей...»

Десять лет я была капитаном паралимпийской сборной команды Украины по зимним видам спорта. Но на ІХ зимней Паралимпиаде в Турине, в 2006 году, вдруг поняла, что больше не смогу так долго быть без семьи. И попросила год отпуска, хотя сама думала, что в большой спорт больше не вернусь. А перед ХІІІ летними Паралимпийскими играми в Пекине узнала, что там будут дебютировать наши спортсмены, выступающие в адаптированной гребле. Интересно, что именно адаптированная гребля – а именно так называется академическая гребля для паралимпийцев – стала дебютной не только для нашей команды на этой Паралимпиаде-2008, она только в Пекине впервые была включена в программу Игр. В Днепропетровске адаптированная гребля поставлена очень хорошо, есть специальный тренировочный канал. В Пекине из-за болезни моего партнера мы были восьмыми. Но на чемпионате мира 2009 года в Познани получили золотую медаль, которая стала ярким спортивным почином для нашей лодки-двойки… За столько лет в спорте у меня накопилось много наград. Ноя считаю, что самые большие награды – это мои сыновья. Недавно я была вместе с ними в тренажерном зале и, глядя на них, чувствовала необыкновенное счастье. Они такие положительные, спортивные, красивые. Их нельзя сравнить с любыми медалями, даже золотыми!..

Беседовал Дмитрий Синяк,
журнал Life&Sport magazine

НКСІУ



Источник: INVAK.INFO
Аудиометрия | Как оплатить | Контакты | Карта сайта | Правила сайта Информационный сайт о проблемах слуха | Copyright 2007 © http://uho.com.ua | Все права защищены