rus РУССКИЙ   eng ENGLISH   
 
 
 
НОВОСТИ
СТАТЬИ О СЛУХЕ
ЯЗЫК ЖЕСТОВ
ПИШУ О СЕБЕ
ШКОЛЫ И ИНТЕРНАТЫ
АССОЦИАЦИИ ГЛУХИХ В МИРЕ
ГЛУХИЕ И СЛАБОСЛЫШАЩИЕ
ОНЛАЙН ИГРЫ
СУБТИТРЫ К ФИЛЬМАМ
АУДИОМЕТРИЯ


 
 


 
ПОИСК ПО САЙТУ





Кто из нас "глухой"?

Эти люди живут среди нас, но мы их не слышим. Не только потому, что им зачастую бывает трудно высказаться, но и потому, что общество глухо к их проблемам. Вот и думай: кто тут действительно "глухой"?

Специалисты выделяют 7 градаций глухоты. Да и причин, по которым человек может стать "слабослышащим" или вообще "неслышащим" множество: от генетических - до травм и даже болезней, когда врачи борются за жизнь ребенка, не жалея антибиотиков, но при этом "сжигают" его барабанные перепонки.

- Мы с вами первые слова услышали от мамы и папы. А глухие дети информацию начинают воспринимать, когда попадают в руки сурдопедагога, - говорит Сергей Аушев, директор Запорожской вечерней школы №12, при которой действует Центр реабилитации неслышащих инвалидов. Недаром, по наблюдениям специалистов, глухие дети у глухих родителей более развиты, чем у обычных пап и мам. Ведь у неслышащие владеют языком для общения с глухим малышом - жесты


Первое слово

Сергей Павлович пришел в сурдопедагогику потому, что этим занималась его мать. После войны с детсадами было туго, она брала сынишку с собой на работу. Среди глухих детей мальчик освоил жестовую речь. Когда пришло время поступать в вуз, Сергей Аушев пошел по стопам матери. Призвание осознал позже, уже работая в интернате для неслышащих.

- Однажды к празднику я написал стихи, где были строчки: "Даже первое слово: "Мама!"- произносится в этих стенах", - признался Сергей Павлович. - В большинстве случаев в интернат попадают дети, которыми дома не занимались. Мычат, неадекватно все воспринимают, максимум - покажут: хочу кушать. Когда на твоих глазах такой ребенок превращается в хомо сапиенс - человека разумного - уже одно это держит в профессии. Ты рождаешь новую личность!

Аушев жалеет, что многие дети сейчас попадают в руки сурдопедагогов только к 6 годам. Недостаток информации в возрасте от 2-х до 5-ти сказывается до конца жизни. Например, 17-летняя Маша (имя изменено) жила в одном из сел Запорожской области. Мать использовала девочку как рабочую силу на огороде. Маша не знала простых вещей, почти не общалась с людьми, не умела читать: В 17 лет она все же попала в Центр реабилитации неслышащих инвалидов, но время упущено и сделать ее полноценным человеком теперь невозможно.

- С кем труднее: с обычными детьми или с глухими?

- Терминологию до глухого ученика приходится доводить жестами, - отвечает Аушев. - На уроке он должен смотреть на учителя. На секунду отвернется - потеряет нить информации. Тогда нужно за плечо тронуть. Даже в 3 метрах его не позовешь. Так что с неслышащими труднее, но и: легче. Ведь они все принимают на веру.

Может, потому учитель физики и информатики ВШ №12 Александр Стеблевский ласково говорит о воспитанниках - "ангелы тишины"?

А Сергей Аушев категорически настаивает:

- Не называйте их глухонемыми!

- А как?

- Неслышащими или глухими. Разве они немые?! По букве, по слову мы учим их говорить!

- Это возможно?

- Нужно! Они могут разговаривать. С огрехами, но понятно окружающим. С чего начинаем? Дети бессистемно издают какие-то звуки. Опытный педагог в такой момент прикладывает ручку ребенка к груди, чтобы он ощутил вибрацию своей грудной клетки. Потом перед зеркалом показываем широко открытый рот и опять кладем его ручку на грудь. Ребенок понимает, что нужно издать звук. Что получается? А-а! Показываем букву "а". На одном этом можем сидеть три дня, неделю, месяц: Затем учим произносить "п". Составляем слово "папа". Закрепляем, показав снимок отца.

Когда я рассказала об этих уроках знакомой, та удивилась: "Глухие сначала говорят "папа"? Почему не "мама"  ?" - "Наверное, звук "м" сложнее", - пожала я плечами. И подумала: сколько таких подводных камней приходится преодолевать сурдопедагогам:

"Мы их просто обокрали!"

В Центре реабилитации неслышащих при ВШ №12 учатся те, кому уже исполнилось 16 лет. Сейчас там 62 ученика. Кое-кто приехал из других областей - ведь тут можно получить не только аттестат, но и профессию. Воспитанники Центра одновременно со школой занимаются в профессиональном лицее №27. Окончив его, работают на "Мотор Сичи" или ЗАЗе. В штате этих предприятий даже есть сурдопереводчики!

А еще выпускники Центра поступают в Херсонское медучилище и получают специальность зубопротезиста. Мастера из них получаются отменные. Так, Андрей Хазов своего рода знаменитость в Шевченковском районе Запорожья. К нему на протезирование стоит очередь. Не напрасно мама Андрея в свое время бросила прежние занятия и выучилась на сурдопедагога - чтобы сын вырос полноценным человеком.

- Раньше неслышащим давали 12 лет, чтобы окончить 8 классов. Сейчас - 9 классов за 10 лет. Нормально?! - возмущается Александр Стеблевский. - Материал для средних и старших классов не адаптирован. Сравните, что легче: за одно и то же время дать физику обычным детям или глухим? Мы их просто обокрали!

Но больше всего, по мнению Александра Васильевича, в советское время навредили "умники" из Москвы и Ленинграда, навязывавшие исключительно устный метод обучения.

- А ведь в начале ХХ века в Александровском хуторе глухих использовали 5 видов общения с неслышащими! - с жаром делится Стеблевский.

Уникальный хутор

Бабушка, мама и тетя Александра Васильевича работали в Запорожском интернате для неслышащих детей, который стал преемником знаменитого хутора. Александр Васильевич увлеченно собирает материалы по истории этого учебного заведения:

- Неповторимый синдикат! Чтобы перенять опыт, как организовать обучение детей с недостатками слуха, в Александровск приезжали американцы и немцы.

Хутор открыли в 1903 году в двух километрах от Александровска (так тогда называлось Запорожье) - сейчас это Шевченковский район города. Создали не просто начальную школу, а гимназию. Одновременно детей обучали основам работы на земле по передовой шестипольной системе (поищите-ка ее сейчас в Украине!). До улицы Чаривной простирались хуторские сады. А еще был свой завод сельскохозяйственных машин с самым современным американским оборудованием. Позже он стал военным 402-м заводом, от него отпочковался "Коммунар" (ныне - Запорожский автомобильный завод).

Представьте: начало ХХ века. А на хуторе - своя железнодорожная ветка. Освещение от своей электростанции. Своя православная церковь, где во время службы речь священника переводят на язык жестов. Свой санаторий, аптека, дом отдыха. Своя типография, издающая книги. А телефон, кроме хутора, имелся только у городского головы Александровска!

Канализация и заводские стоки здесь проходили такую систему очистки, что в последнем ярусе плавали рыбы - лишь тогда воду спускали в речку. В Евпатории от хутора построили интернат: дети учились там с 1 по 4 класс. Учителей отправляли туда на год в командировку, потом они привозили учеников в Александровск.

Каждый месяц родители глухих детей сдавали в школу по рублю. Если забирали ребенка с хутора до конца учебы - деньги пропадали. Но если нет - накапливались. Выпускники получали солидную по тем временам сумму: хватало на домик или участок земли.

Но разгром уникального учебного заведения начался уже через 8 лет после его создания. В 1911 году александровского городского голову Феликса Мовчановского, который был одним из создателей и серьезно заботился о хуторе глухих, обвинили, что часть благотворительных взносов он положил в свой карман. По ложному навету Мовчановский три месяца провел в тюрьме, подорвал здоровье.

Трижды разгромленные

Примерно тогда же руководить опекунскими делами в России поставили генерала Трегубова. Солдафон исковеркал саму идею хутора глухих. Разгром довершили две мировых войны. Оборудование завода растащили. В Великую Отечественную фашисты расстреляли умственно отсталых глухих детей. Остальных воспитанников и персонал угнали в Германию.

Но последний, третий удар нанесли в 1978 году: здание школы глухих продали (оно цело до сих пор). По слухам, деньги понадобились, чтобы достроить городской Дворец пионеров у плотины.

- Мне предложили: иди по городу - ищи другое помещение, а если поднимешь шум, не будешь в Запорожье не только директором, но и учителем, - вздыхает бывший руководитель интерната для неслышащих Николай Крайний. - За наше здание дали 859 тысяч рублей. Все говорили: директор продал школу! А я те деньги в глаза не видел! Сделали "вроде" лучше - на самом деле отобрали здание в удобном месте. Там у нас были мастерские, мы выпускали продукцию, имели спецсчет. В горкоме партии об этом узнали и стали укорять: "О, пришел капиталист с партийным билетом!" Свиней откармливали при интернате - меня наказали, заставили свиней сдать. А потом и вообще велели уматывать оттуда.

Сейчас в запорожском интернате, который раньше предназначался только для неслышащих и был как бы преемником хутора глухих, большинство детей-инвалидов - с совсем другими проблемами (например, с заболеваниями органов пищеварения). Есть случаи, когда запорожских ребятишек родители везут в другие области. А на запорожской земле традицию удалось "вытравить". Слава Богу, не совсем.


Сергей Аушев возле знамени школы


Новый "синдикат"

С Александром Стеблевским и Николаем Крайним мы разговаривали в классе Центра реабилитации неслышащих. Рядом парень лет 17-ти увлеченно работал на компьютере. У Артема Яременко радость: недавно ему сделали операцию, и он уже может немного слышать. А в Центре для Артема открылись неплохие перспективы на будущее.

- Мы решили создать свой синдикат по образцу хутора глухих, чтобы дать детям настоящее техническое образование, - говорит Стеблевский. - Сотрудничаем с 27-м профессиональным лицеем. Договорились с Центром детского и юношеского творчества Жовтневого района, с Центром научно-технического творчества молодежи "Грани". У нас есть кружок компьютерного дизайна - вот Артем в нем занимается. А еще наши дети рисуют картины, расписывают керамику:

- Единственный, кто серьезно помогает финансами - Фонд инвалидов и его председатель Владимир Павлович Прокофьев, - отмечает Сергей Аушев. - Благодаря фонду, у нас появился компьютерный класс. А сейчас они выделили нам 22 тысячи гривен на слуховую аппаратуру.

- Почему вы называете своих воспитанников ангелами тишины? - спросила я у Александра Стеблевского и услышала в ответ:

- У них искренняя душа! Им хочется поделиться мыслями, чувствами. Мы все виноваты перед ними, потому что не даем слова. Растим иждивенцев. Не раскрыли их возможности, а суем мизерную пенсию - и будьте довольны. Вот наша вина! Просто содержать глухих - грубейшая ошибка. Надо, чтоб они сами зарабатывали. Люди добрые, не забывайте: в Александровске был хутор глухих. Великолепный для нас образец!

Виталина Дорошенко, журналист газеты "Индустриальное Запорожье"

8 сiчня 2008 14:53 Автор: Виталина Дорошенко



Источник:

Аудиометрия | Как оплатить | Контакты | Карта сайта | Правила сайта